Легче казаться демократом, чем быть им

Журнал "Байтерек" №4(37)

17 сентября исполнилось бы 60 лет выдающемуся общественному и государственному деятелю Марату Турдыбековичу Оспанову.
С его именем связана целая эпоха в истории независимого Казахстана. Эпоха яркая, динамичная, незабываемая. Придя в большую политику в смутное время развала советской державы, он на целое десятилетие стал одним из главных идеологов рыночных реформ. Он и ушел из жизни, как бы «закольцевав» эту эпоху – в стране наметился экономический подъем, под который рутинно, изо дня в день, создавал законодательную базу выпестованный им парламент.
К юбилею этого выдающегося человека, по заказу Министерства культуры и информации РК и при содействии Общественного фонда имени М.Т. Оспанова выходит в свет книга «Марат Оспанов: Десять лет в политике. 10 лет спустя». Ниже мы публикуем небольшие отрывки из нее.
Е. Ертысбаев, депутат Верховного Совета XII созыва, советник Президента РК (в книге приводится цитата из сборника воспоминаний, изданного в 2002 г.):
«Он приехал уверенный в своей правоте и в собственных силах. В его уверенности не было какой-то непомерной самоуверенности и амбициозности, столь характерных для многих начинающих казахстанских политиков первой половины 90-х годов, которые так и не стали настоящими политиками. Потому что серьезная политическая деятельность не терпит поверхностного отношения к делу, легкомысленного подхода. Политика требует больших и глубоких знаний, постоянной работы над собой, целеустремленности и цельности, самосовершенствования во всем… Со стороны казалось, как у него все легко получается: захотел выучить казахский – свободно овладел им; захотел научиться играть на домбре – то же самое; захотел заниматься политикой – стал депутатом, да еще победил шестерых соперников, переломив неимоверное давление Актюбинского обкома партии. Придя в парламент, стал заместителем председателя комитета по экономической реформе (ключевого, по существу, комитета в парламенте). Он успевал корпеть над законопроектами и выступать с блестящими речами в парламенте. Он был прирожденным парламентским политиком».
С. Терещенко, премьер-министр РК (1991-1994 гг.), предприниматель:
- Говорят, что был бы Марат жив, то ушел бы в оппозицию. Но мне кажется, что многим просто хотелось бы, чтобы так было. Однако никто из ныне живущих не может с полной уверенностью утверждать, было бы так на самом деле или нет. Я вот лично не думаю, что Марат стал бы оппозиционером. Какой смысл, если он, какие бы должности не занимал, всегда открыто высказывал свое мнение. Что примечательно, Марат не просчитывал наперед – понравится оно или не понравится кому-то, он просто его всегда имел и открыто высказывал. Он – человек заинтересованный, неравнодушный, очень активный, настойчивый, богатый на идеи – был настоящим государственным деятелем.
Т. Квятковская, журналист:
- Он каждое слово взвешивал буквально на аптечных весах. Оно должно было быть, он считал, абсолютно точным, а мне тогда это виделось слишком обтекаемым – другие-то ребята рубили сплеча! Позднее я поняла, что он готовится к какой-то большой роли, а для этого надо быть всесторонним аналитиком, нельзя бросать слова на ветер, и нельзя просто играть в политику. Так оно и получилось. Все ребята, которые пришли вместе с ним в Верховный Совет, так или иначе, конечно, состоялись, они и в дальнейшем стали интересными людьми, а он реально, не по Конституции, стал, считай, втрорым человеком в государстве. У него было в душе какое-то большое чувство не азарта, а долга и ответственности.
А. Есентугелов, доктор экономических наук, бывший советник председателя Мажилиса:
- Экономическая программа Марата Оспанова («От стабилизации – к росту», 1999 г. – Ред.) – если не самая лучшая, то одна из самых лучших программ в Казахстане. Ее можно сравнить лишь с правительственной программой, написанной в начале 90-х рабочей группой, которую возглавлял заместитель председателя Совмина Казахской ССР Каратай Турысов. Но если тогда шел разговор о переходе к рынку, то суть оспановской программы заключалась в том, как вывести страну из кризиса, и как обеспечить ей экономический рост. Марат Оспанов в этой своей программе абсолютно не касался вопроса, кто и что должен делать. Он говорил, из чего должна состоять экономическая политика правительства. Макроэкономическую часть программы Оспанова можно полностью применять в условиях сегодняшнего дня.
М. Жуйриктаева, депутат Мажилиса парламента первого и второго созывов:
- С Маратом Турдыбековичем очень спокойно работалось. Как спикер он был замечательный. Очень хорошо владел аудиторией, в нем никогда не замечалось нервозности, он никогда не повышал голоса. Столь же терпелив Марат Турдыбекович был и со своими идейными оппонентами, он умел принять критику, даже если она граничила с личными оскорблениями. Я запомнила поездку группы депутатов в Китай. Делегация была большая, но для каждого Марат Турдыбекович находил доброе слово, интересовался, как кто себя чувствует, не нужно ли чего. Он как бы был главой одной большой и дружной семьи. Впрочем, со своей семьей он был таким же. Обычно вокруг большого чиновника, смахивая пыль с ботинок, бегает вся родня, а здесь все было по-другому. Он не уставал опекать и заботиться о супруге и детях. А Айжаночку, дочку свою, он настолько любил! Бывало, говорил мне: «Апа, неужели, когда Айжан вырастет, она уйдет в другую семью? Нет! Я не смогу без нее, пойду туда вместе с ней». Эти его слова врезались мне в память и вызывают слезы до сих по.
И семья Марата Турдыбековича до сих пор живет с ним и мыслями о нем.
Б. Рымкулова, руководитель Союза бездомных, преподаватель вуза:
- В 97-м мы вышли на площадь перед парламентом все с тем же вопросом: почему нас отказываются ставить в очередь? Ведь для этого есть все основания, и в первую очередь – трудовой стаж: мы все помногу лет работаем в Алматы. Прошло несколько дней. Однажды мы увидели, как, торопливо сбежав с крыльца парламента, в нашу сторону быстро направляются двое. Одного из них мы знали. Это был Шарип Омаров, который, до того как стать депутатом, возглавлял общий отдел горадминистрации, был заместителем акима Алматы, а вот невысокого роста полноватый человек был нам незнаком. Среди пикетчиков прошел шум: «Депутаты идут!»
Незнакомец, подойдя к нам, сказал: «Меня зовут Марат Оспанов, я спикер Мажилиса. Идемте ко мне в кабинет». И мы – я, как лидер движения «Бездомные», и несколько преподавателей КазГУ – пошли за ним. Профессора стали кидать на стол Оспанову свои дипломы о защите докторских диссертаций. Он их все собрал, внимательно прочитал. «Какие же вы профессора, если не можете постоять за себя?» – сказал он с горечью. В тот же день в парламент были вызваны проректоры КазГУ и Института иностранных языков, а мне спикер Мажилиса дал задание – узнать, сколько всего в Алматы общежитий коридорного типа. А я и так знала – в моем списке их было 170. «В таком случае найдите себе помощников и соберите подписи всех жильцов, что их комнаты не приватизированы», – велел Оспанов.
С того памятного дня, когда мы попали к спикеру Мажилиса, наш вопрос потихоньку стал двигаться с места. Я каждый день бегала к Марату Турдыбековичу на консультацию – что нужно делать, чтобы превратить общежития в полноценное жилье? Собственные ректоры услышали своих профессоров только после того, как с ними лично поговорил Марат Оспанов: 11 преподавателей КазГУ получили квартиры на Курмангазы, 179. После серьезной работы, проведенной с ректорами вузов, шесть общежитий, где жил преподавательский состав, были реконструированы под квартиры. Марат Турдыбекович шел с нами до конца.
Бахыт Оспанова:
- Он вообще никогда ничего не делал спонтанно: взбрело в голову – он и сказал. Каждое его выступление в прессе, каждая его реплика были выстраданными. Помните его демонстративный уход из студии «Хабара»? Кому-то это показалось всплеском эмоций, кому-то – разыгранным сценарием. На деле – не то и не другое. Это был обдуманный шаг, просто он не знал, как поступить, чтобы «пробить» общественное мнение. Марат Турдыбекович относился к себе очень самокритично, он не мог позволить себе эмоциональную выходку, всплеск даже среди друзей или членов семьи, то есть там, где его всегда поймут, примут и поддержат.
Каждый человек в этом мире одинок, несмотря на то, что рядом с ним могут быть близкие друзья, родственники, единомышленники, дети, потому что у него есть в душе уголочек, куда он никого не пускает. Но бывают очень редкие случаи, когда ты встречаешь человека, которому можешь раскрыть всю свою душу. Так было у нас. А если он иногда все-таки решал промолчать, так только для того, чтобы уберечь меня от каких-то переживаний. Одна из моих подруг спросила даже: на самом ли деле так оно и было, или я идеализирую? Да, память, она – благодарная, сохраняет только лучшее. Но если бы его смерть нас не разлучила, то мы становились бы все ближе и ближе друг к другу. И старость наша была бы освящена гармонией.
Марат ОСПАНОВ:
Самое главное для человека – свобода
Наша молодая демократия не должна страдать от самих же демократов. Это противоестественно и может нанести ей непоправимый вред. Надо помнить, что всегда легче казаться демократом, чем быть им на самом деле.

Демократия – это участие в процессе, когда не на кухне обсуждают проблемы, а в цивилизованной форме…

Да, очень плохо, когда народ, вместо того чтобы работать, бастует. Но вдвойне хуже и даже преступно, когда правительство правит так, что народу приходится идти на крайние меры.

Популярность и непопулярность человека, стоящего у горнила власти, перед выборами во многом определяет тот факт, насколько разумны были налоги. Это то, с чем сталкивается каждый человек.

Нужно заставить людей лучше работать тем, чтобы платить им соответственно произведенным ценностям. Когда же все будут зарабатывать нормально, отпадет необходимость в благотворительности со стороны государства в виде бесплатного образования и здравоохранения. Заболел – заплатил, сколько и кому захотел. Остался здоров – сэкономил деньги.

Если мы строим рыночные отношения, почему такие неимоверные трудности испытывают новые структуры? Почему приходится идти на всевозможные нарушения закона, чтобы делать дело? Кому это выгодно?

Дееспособность, созидательную силу исполнительной власти может дать только абсолютное доверие масс.

Лучше, чтобы тугим был не государственный, а народный кошелек.

Чтобы парламент занял подобающее ему место, нужны три вещи. Во-первых, взаимосвязь власти и народа. Хороший шаг на этом пути – выборность акимов. Если власть будет выбираться на всех уровнях, а не только в парламент, то это, в свою очередь, увеличит и ее подконтрольность обществу. Это второе. И, наконец, последнее – подотчетность правительства парламенту.

Однозначно оппозиционный Президенту и даже правительству парламент – это признак не устоявшейся политической, правовой культуры. Этот этап мы уже проходили, и возвращаться к такому состоянию, я думаю, не намерены. Напротив, необходимо двигаться вперед по пути демократизации, стремиться к более совершенной политической организации общества, всех ветвей власти, чтобы понятия «власть», «оппозиция», «парламентское большинство», «партийные фракции», «правящая партия», «оппозиционное парламентское меньшинство» в Казахстане обрели более цивилизованное, более эффективное содержание и формы.

Не депутат должен быть главным обвинителем в государстве, а Закон.

Главное сегодня – вернуть инженера за кульман, врача – в операционную, учителя – в класс, рабочего – к станку. Я на месте правительства обратился бы к банкирам: пусть отдадут на эти цели десять процентов своей прибыли. Не захотят – ввести дополнительный 10-процентный налог на банковскую прибыль. Тем самым я закрыл бы все эти проблемы раз и навсегда. Эти деньги казахстанцы заработали!

Самое главное для человека не хлеб, а свобода.

Назад

© ОФ имени Марата Оспанова 2009

Дизайн веб-студии "РАШ", контактные телефоны: +7 707 314 55 24, +7 701 527 15 70